Category: литература

Vechek

Архив разрозненных плёнок и отдельных кадров

Начинаю публиковать архив плёнок и отдельных негативов/позитивов нашей семьи. Он достаточно обширный. Места — в основном Одесса, Смоленск, Москва, Ленинград, Атлантика (папа ходил в рейсы на судах погоды в точку Чарли), далее — везде. Самые ранние кадры — с конца 40-х годов, но пока разгребаю 50-е. Что попадётся — ещё не знаю. Вот как выглядит этот архив (здесь не весь):



Снимал в основном мой папа, Казаков Владимир Михайлович (1923-2001) и иногда мама, Турбаевская Нонна Кирилловна (род. 1932 году). Разумеется, там и мои плёнки, и сестры Оксаны Турбаевской. Публикую с тем, чтобы случайно или не очень случайно забредший сюда люд либо уточнил и подправил место и год, либо указал персонажей. Там, где известно — мама консультирует! — пишу имена-фамилии-родство и примерные места. Отдельные высокохудожественные и исторически значимые кадры размещаю в Википедии или ещё куда ни попадя.

До встреч!

Vechek

О книге «Детство 45-53: а завтра будет счастье»

Сегодня произошло одно очень важное для меня событие – в сборнике Людмилы Улицкой в редакции Елены Шубиной вышла в свет давно ожидаемая книга «Детство 45-53: а завтра будет счастье».

В этом объёмистом собрании живых свидетельств на с. 507 напечатан рассказ «Мой улыбчивый папа», который я опубликовал 9 мая ещё в 2012 году в Рунете в нескольких местах – здесь, в Живом Журнале, на KpNemo.ru и в Электронном городе. Спокойное повествование о юности моего отца в лагерях трудового фронта немцев Поволжья, в которых погибло огромное число людей и которые по сути были концлагерями, и рассказ о деде, военном контрразведчике, участнике расстрела польских офицеров в Катыни, вызвали бешеные нападки некоторых типов, считавших и советские концлагеря, и Катынь – мифом немецкой пропаганды. Попутно они отнесли моё упоминание вскользь этого кровавого события изощрённой ложью недругов России, а меня – их глашатаем. Мне пришлось, сдерживая эмоции, много полемизировать с не совсем адекватными людьми, а иногда и просто отъявленными подонками в традиционном значении этого слова.

В этом смысле публикация моего рассказа в сборнике Людмилы Улицкой выводит эту дискуссию на новый уровень. Поиски фактов продолжаются, я нашёл много подтверждений написанному мной, но надеюсь на новые, могущие появиться после выхода книги...

Collapse )
Vechek

«Караван»

Стихи ашуга Дживани(?), перевод Александра Блока

С Володей Никифоровым, соинститутником, общались много лет. Началось всё с совместного проживания в общежитии. Потом дороги наши разошлись, но мы всегда были на горизонте друг друга. Отработав год по распределению после окончания МИФИ в Чернигове, правдами и неправдами вернулся Володя в Москву и продолжил то, чем занимался всю жизнь — творчеством. Этот «Караван» я услышал от него на одной квартире, которую он снимал после возвращения в столицу, и был восхищён текстом, музыкой и даже исполнением.

Дружили мы до недавнего времени, но потом разошлись во мнении, стоило ли «сдавать» странных кавказцев, живших в их квартире за месяц до «Норд-Оста» и готовивших какое-то странное варево из порошка, выпотрошенного из не менее странных мягких игрушек — они нашли с женой всё это, зайдя в свою квартиру в отсутствие тех, кому её сдавали. После этого попросили жильцов съехать, что было сделано ими неохотно, с угрозами расправы и неплатежом денег. Лично я считал, что надо обязательно сообщить, что это было очень похоже на подготовку того самого теракта, а Володя — он известен и как Влад Никифоров (или Ворофикин, если читать наоборот), и как Akkar (газоотводное полуавтоматическое ружьё на базе автомата Калашникова),— считал, что никаких контактов с органами. Наверное, он был прав — гибель людей до сих пор не расследована, всё так и осталось в тумане. А там погиб друг моей родной сестрёнки... Да и сами мы туда чуть было не попали.



Долгое время Володя Никифоров утверждал, что это перевод Александра Блока стихов Аветика Исаакяна (18751957), и в доказательство показывал мне толстый том с фотографией видного советского поэта, работавшего в духе социалистического реализма, с этими якобы его стихами, написанными им в 1907 году. Как он был неправ! Collapse )
Vechek

Жизнь и необычайные приключения доктора Веселаго, изобретателя и морехода

1. «Предъяви документы, твою мать!..»

Веселаго  

Давно хотел описать захватывающую жизнь своего прадеда, Василия Веселаго. И начну с пристального всматривания в бережно сохраняемые документы — его паспортную книжку и ополченский билет. Как известно, за принадлежность к указанному в них сословию пострадали тысячи и тысячи людей, но особую прыть власти проявляли в деле вытравливания памяти и уничтожения их вещественных носителей. Не удивительно, что многих заставляли забыть свои корни и происхождение, и некоторые старательно этому следовали. Кто не хотел этого делать — оказывался за пределами нормальной жизни, а то и жизни вообще. Мой род это минуло — бабушка, а до неё и прабабушка, умели прятать важные документы, да и память у всех оказалась отменной... Поэтому так случилось, что среди наших близких родственников никто не погиб и не пострадал, если не считать пустяка — их карьерного краха, произошедшего в 1953 году.

Collapse )